Автор — Аня Фролова

В преддверии 1 сентября в голову невольно приходят разные истории, связанные со школой, и вот буквально на днях я вспоминала своё знакомство с таким явлением как “демократическая школа”.  Это было в Израиле, много лет назад: я была на семинаре, посвященному неформальному образованию для людей, работающих в еврейских программах, и один из дней у нас был выездным. Мы могли выбрать одну из нескольких предлагаемых экскурсий, все они были с профессиональным образовательным уклоном, и волею случая — честно говоря, я уже не помню, что именно послужило моим фактором выбора, потому что, честно говоря, до того момента я ничего не слышала о такой системе образования — я оказалась в автобусе, идущем в загадочную демократическую школу. Забегая вперед, замечу, что с тех пор я рассказываю о той поездке всем своим ученикам на школах мадрихов, образовательных конференциях и так далее.

Эта система основывается на принципах демократического государства: разделение властей, равенство всех перед законом, право выбора — всё это реализуется в стенах школы. Ну а в центре всего, разумеется, Человек, ведь главный принцип, лежащий в основе всего — гуманизм.

Как это реализуется на практике — во-первых, в школе есть избирательный законодательный орган в виде совета, где должны быть представлены 3 стороны: ученики, учителя и родители. Именно этот орган принимает “законы”, которые распространяются на всех. Также в школе есть различные комитеты, выполняющие разные функции, включая судебный комитет. Например, экскурсию по школе нам делали ребята, которые входят в комитет по приему гостей. Самое необычное в школе — нет ничего обязательного! Нет обязательных предметов, нет обязательного расписания — ты сам решаешь, что учить, когда учить и на какой уровень ты хочешь погружаться в глубину предмета. А еще там нет классов — есть несколько больших возрастных групп, но на разных предметах ты будешь пересекаться с самыми разными учениками любого возраста. На выбор дается большой список предметов, а если ученики не могут найти в этом списке какой-то предмет, который они считают важным, они могут выступить с инициативой ввести новый урок. И эта школа полностью придерживается безоценочного подхода, то есть ученики не получают двойки и пятерки за свои работы.

Кстати, когда я стала углубляться в тему, я заметила, что очень часто в подобных школах родители очень сильно вовлечены в различные процессы, что у многих моих знакомых, имеющих детей, вызывало негативную реакцию из разряда “у меня и так нет времени”. Тем не менее я вижу такую вовлеченность большим потенциальным плюсом для родительско-детских отношений — человек проводит в школе большую часть дня, недели, года на протяжении многих лет, школа как ни крути для многих становится центром жизни на целую декаду, а вовлеченность родителя может помочь быть частью жизни ребенка, говорить с ним на одном языке и об одних и тех же вещах.

Я хорошо помню, как мы заваливали учеников школы вопросами, пытаясь найти подвох. Мы, люди, которые называют себя гуманистическими педагогами и еврейскими образователями, не могли поверить, что демократический подход может действительно работать в абсолюте. Я предполагаю, что это региональная особенность постсоветского пространства (на семинаре со мной были ребята из разных стран бывшего Союза) и последствия наших систем образования, после которых сложно поверить, что такая свобода в стенах школ вообще возможна.

Важно подчеркнуть, что эта система, как и любая другая, подходит не для всех и я знаю детей, которым было некомфортно в рамках подобного безоценочного подхода. Здесь важно не возводить в абсолют и не вешать ярлыков, что так хорошо, а по-другому — плохо, а важно прислушиваться к человеку и совместно искать решение, если это необходимо.

 

Я помню все наши сомнения, которые мы обличали в форму вопроса и задавали ученикам, принимавшим нашу группу. Думаю, каждое из этих сомнений может быть хорошей образовательной статьей. Например, сложно было поверить, что ученики будут приходить на уроки, если они знают, что есть возможность НЕ прийти, и тебе ничего за это не будет. Этот вопрос подтолкнул меня к более глубинному изучению вопроса мотивации в образовании и я до сих пор копаю и копаю это область.

 

Демократические школы, зародившиеся в Англии, сейчас есть почти по всему миру. Старейшая демократическая школа Израиля, расположенная в городе Хадера, открытая в 1987 году Яковом Хехтом, является одной из самых известных в мире, наряду с американской Садберри Валли и британской СаммерХилл. В ней мне еще не удалось побывать, но я обязательно сделаю это, как только появится возможность. 

 

Все школы отличаются друг от друга, некоторые в большей степени, некоторые — в меньшей. Школы, расположенные в разных странах, будут иметь различную законодательную базу, на которую они должны опираться — это одна из причин, по которой в России демократические школы не так популярны и немного видоизменены по сравнению со своими зарубежными собратьями. Но, на мой взгляд, в разнообразии сила, ведь оно расширяет поле выбора, в какой бы роли вы ни находились: родителя, подыскивающего школу ребенку, преподавателя, который хочет поработать в такой системе, исследователя или образоветеля, ищущего вдохновение, новые формы и векторы.