Автор — Фостин Голдберг-Сигаль
Перевод — Аня Фролова

Во вторник после обеда, во время встречи команды (в зуме), с которой я работаю, обсудили протесты, которые в настоящее время проходят по всей территории Соединенных Штатов, последовавших как реакция на смерть Джорджа Флойда в Миннеаполисе. Для наших американских коллег и резидентов эта тема, очевидно, сейчас первостепенна и большинство чувствуют, что они лично заинтересованы в кампании по борьбе с расизмом, которая развивается в США. В нашу команду «Глобальные сообщества» входят люди из Чехии, Уругвая, Аргентины, Англии, Франции и Америки — хотя этот человек сейчас живет в Лондоне — и мы работаем с неамериканскими резидентами Мойша Хаусов. Помимо нашей грусти и сочувствия к ситуации, мы задумались, каково наше место в этом разговоре. Мы вовлечены в это? Должны ли мы участвовать в беседах вместе с нашими североамериканскими коллегами? Должны ли мы посвятить себя их делу? Должны ли мы обсудить ситуацию с нашими неамериканскими резидентами? Если так, как мы это делаем? Я полагаю, что другие педагоги, дети и еврейские родители по всей Европе, должно быть, тоже задавали себе эти вопросы, и поэтому я хотела бы поделиться своими собственными выводами вместе с предложениями.

Я хотела бы с самого начала заявить, что мне повезло не испытать расизм, связанный с цветом моей кожи, и поэтому я говорю без абсолютной уверенности в этом вопросе.

На нашей встрече мы обсудили, чему наши американские и неамериканские резиденты могли бы поучиться друг у друга в это время, и как они могли бы поддержать друг друга в их работе по построению активных и ярких общин. Мне показалось, что то, что сейчас происходит, представляет собой уникальную возможность обсудить с нашими неамериканскими жителями концепцию Тиккун Олам. Этот термин, буквально означающий «исправление мира», сначала возник в ограниченном смысле в Талмуде, а затем развился через мистическую, в частности каббалистическую мысль, но также параллельно получил развитие и в хасидских сферах. Концепция Тиккун Олам развивалась и дальше, обретая новое значение и популярность благодаря американскому иудаизму двадцатого века. В дополнение или в качестве альтернативы ежедневной практике мицвот, Тиккун Олам обязался наблюдать и помогать устранять трещины в окружающем нас мире. Он стал основой еврейской идентичности для тысяч евреев, синагог и социально активных еврейских гуманитарных организаций как в Соединенных Штатах, так и по всему миру. Основными примерами этих организаций являются Объединенный комитет по распространению (JDC), Общество помощи еврейским иммигрантам (HIAS) и Repair the World. Следуя концепции Тиккун Олам, тысячи евреев вкладывают свое время, знания, деньги, энергию и здоровье. Иногда они даже отдают свои жизни, как в случае с синагогой «Древо жизни» в Питтсбурге, где убийца написал, что он действует из отвращения к евреям, помогающим беженцам в США, особенно через HIAS.

Для французского еврея понятие Тиккун Олам может быть трудным для понимания. Это вопрос курицы и яйца. Еврейские индивидуумы и организации, в том числе те, у кого есть серьезные социальные обязательства, такие как CASIP, никогда не принимали на себя эту концепцию, по крайней мере, в таком виде. Из-за французских отношений с религией и национальными общинами те евреи, которые занимаются волонтерством, по разным причинам не хотят делать это как евреи. Поэтому, когда мы предлагаем резидентам французских Мойше Хаусов подумать о планировании мероприятий Тиккун Олам для своих гостей, они испытывают трудности с определением, куда им с этим идти. Они действительно чувствительны к таким понятиям, как волонтерство, обязательства и цдака, но могут не знать, как адаптировать энтузиазм в отношении Тиккун Олам, который чувствуют их американские коллеги.

Именно здесь, в нашем исследовании уникального взаимодействия американского еврейства с Тиккун Олам я думаю, что наш вклад или, по крайней мере, наша образовательные возможности могут быть связаны с текущими событиями в Соединенных Штатах. По моему мнению, одним из самых красивых и глубоких проявлений Тиккун Олам в 20-м веке было участие евреев в движениях за гражданские права Соединенных Штатов в 1960-х и 70-х годах. Евреи были широко представлены среди адвокатов, поддерживающих чернокожих активистов, жертвователей активистских организаций, и сами были активистами в различных ненасильственных акциях вместе с чернокожими активистами. Многие евреи, присоединившиеся к «Всадникам свободы», движению, борющемуся с сегрегацией в транспорте, приходят на ум вместе с великолепным письмом «Почему мы пошли», написанным группой раввинов, заключенных в тюрьмах за участие в ненасильственных акциях протеста за расовую справедливость. И последнее, но не менее важное: как мы можем не думать о приверженности рабби Авраама Джошуа Хешела, который прошел вместе с доктором Мартином Лютером Кингом? Мы можем вспомнить мощную фотографию, на которой они идут бок о бок во время марша Сельмы в 1965 году. Хешел позже писал об этом дне: «В Сельме… я чувствовал, что мои ноги молятся».

Возможно, именно по стопам Хешела мы, преподаватели, можем превратить печальную минуту в возможность для участия и еврейского образования. Возможно, именно вместе со всеми этими активистами мы можем восстановить мир в соответствии со своими собственными способностями и молиться своими ногами.

Фостин Голдберг-Сигал — международный директор еврейского образования в Мойше Хаус, работает в Париже. Мнения, изложенные в этой статье, являются личными и не отражают позицию Мойше Хауса.