Автор — Аня Фролова

2020 год не перестает нас удивлять, подкидывая все новые вызовы. Внимание мира последние несколько недель (а, может, уже и месяцев — на карантине потерян счет времени) было и остается приковано к протестам, объединенным лозунгом Black Lives Matter, триггером к которым стало убийство Джорджа Флойда полицейским в Миннеаполисе. Среди моих друзей в социальных сетях есть большое количество американцев, европейцев, австралийцев, но, конечно же, больше всех там русскоязычных людей со всего мира — разница в отношении к происходящему и натолкнула меня на мысль об этой статье.

Важно отметить, что я счастливый человек, который никогда не сталкивался напрямую с актами расизма или национализма (включая антисемитизм) в свой адрес, поэтому фраза на плакате, показанном на заглавном фото этой статьи, очень отражает мою личную позицию — «я понимаю, что никогда не пойму… но я с вами».

Говорить о русскоязычном населении в целом — дело неблагодарное, ведь состав его крайне неоднородный. Есть люди, живущие на постсоветском пространстве и в эмиграции, есть молодые люди и люди постарше, люди, придерживающиеся разных политических и этических взглядов — все эти факторы влияют на формирование мнения по тому или иному вопросу, в том числе по поднятому здесь вопросу расизма, да и вообще, я думаю, что не существует двух полностью идентичных мнений, и не люблю обобщения, но, к сожалению, полностью их избежать пока не удается.

Многие люди в СНГ искренне считают, что у нас нет расизма, воспринимая это как исключительно проблему людей с темным цветом кожи, которых в этом регионе действительно проживает немного. Однако это вовсе не значит, что, во-первых, эти люди не сталкиваются с актами дискриминации, а, во-вторых, что расизм не проявляется по отношению к другим группам людей.

К сожалению, в нашем менталитете прочно укоренилась привычка обесценивать: возможно, это отголоски советского прошлого, возможно — выработанный защитный механизм от не самой простой жизни. Как бы там ни было, и сейчас в русскоязычном поле, говоря о BLM, я часто встречаю такие фразы, как «раньше было хуже», «мы и не такое переживали», «нам бы ваши проблемы», разговоры об обратной дискриминации и прочее. Жизнь советских людей действительно была, и во много остается, чередой испытаний, но это не должно оправдывать привычку сравнивать свои проблемы с проблемами других людей.

И тут в дело вступаем мы — педагоги.

Я думаю, что для многих описанные здесь мысли являются результатом банального отсутствия информации и образования на эту тему. Я сама испытываю неловкость, говоря, например, о людях, отличающихся от меня цветом кожи, просто потому, что я не знаю, где точно пролегает этические границы, ведь никто и никогда не говорил со мной об этом.

Рабби Гилель говорил: «Не говори «Я буду учиться, когда у меня будет время», ведь, возможно, его никогда не будет». (Пиркей Авот, 2:6)

Почему я вспомнила эту цитату? Потому что я думаю, что, как Гилель говорил про активную позицию учеников, у нас, образователей, она так же не может быть пассивной. Если ты хочешь учиться — приложи усилия и освободи для этого время, а не жди, что это случится само собой. Если ты хочешь изменить ситуацию в обществе, в котором ты живешь, то делай что-нибудь для этого, образовывай, задавай вопросы, делись информацией, а не жди, что тебя об этом спросят. Более того, мы как еврейские педагоги, вероятно, видим ещё большую ценность в информировании на это тему, чем некоторые наши коллеги из других сфер, ведь еврейская история была полна дискриминации и притеснений. На протяжении веков мы были «другими», чужаками и получали за это сполна. Так кому, как ни нам, начинать с себя.

Говоря про образование, я имею ввиду не только работу с детьми, но и со взрослыми. Я думаю, что работа со взрослыми здесь представляется куда более сложной, нежели с детьми, ведь сопротивления, с большой вероятностью, будет больше — люди будут ссылаться на свой жизненный опыт, стараясь подкрепить установки, прочно засевшие в их головах. Как говорится, никто не рождается расистом.

При этом хочется, чтобы образователь знал, о чем говорил. Тема сложная и для нас, людей в СНГ, незнакомая, поэтому хочется верить, что педагог, решившийся работать с этим вопросом, подойдёт ответственно и к собственной подготовке. От себя могу порекомендовать обратить внимание на программы Центра Толерантности, работающим совместно с московским Еврейским музеем: помимо работы с детскими и молодежными группами, у Центра есть программы по подготовке педагогических кадров, работающих, в том числе, с темой дискриминации.

Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха. Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь. (Ваикра, 19:17-18)