Автор – Аня Фролова

Несколько месяцев назад на Нетфликсе вышел новый сериал «Неортодоксальная», который сразу наделал много шума в еврейском мире, а сейчас набирает всё большие обороты и в русскоязычном пространстве. Сериал вызвал очень разную реакцию, от бурных оваций до радикальной критики, от крайнего одобрения до крайнего отторжения. Но как бы вы ни относились к продукту сериального гиганта, «Неортодоксальная» явно представляет интерес для всех, кто работает с еврейским образованием.

Сериал является вольной интерпретацией автобиографической книги «Неортодоксальная: скандальный отказ от моих хасидских корней», написанной Деборой Фельдман и опубликованной в 2012 году. Первые две серии сериала, демонстрирующие события, происходящие в Вильямсбурге, идут почти прямо по тексту книги, а, начиная с момента отъезда главное героини пои мени Эсти в Берлин начинаются расхождения и с книгой, и с реальной историей Деборы. Писательница не покинула Нью-Йорк сразу, а лишь переехала в другой район Бруклина, уговорив мужа покинуть общину, хотя бы географически. В итоге, правда, Дебора действительно перебралась в Берлин, где проживает по сей день, однако в сериале эта часть «ускорена» в силу издержек ограниченности эфирного времени. Если верить СМИ, то и книга, и сериал были резко раскритикованы хасидскими общинами, однако, представляется, что люди во многих подобных общинах не смотрят Нетфликс.

В работе с такими источниками как автобиографии, особенно в ситуациях, когда их содержание может вызвать эмоциональную и неоднозначную реакцию у аудитории, с которой вы работаете (в том числе, в зависимости от специфики этой аудитории), я всегда исхожу из того, что это история одного человека и/или история, рассказанная одним человеком, а значит, эта информация является интерпретацией, зачастую не лишенной эмоционального окраса и оценки самого автора. И мне также важно задавать эту рамку аудитории, которая будет с этим источником работать, во избежании ситуации, когда, например, художественное преувеличение будет рассматриваться как фактические данные, или одна описанная в произведении частная ситуация будет экстраполироваться на все подобные. Несмотря на то, что сама Дебора проводила много времени на съёмках и консультировала съемочную группу, а так же некоторые актеры сами выросли в хасидских семьях, режиссёр сериала, то есть та, чьими глазами мы видим всю историю, из Берлина, и взгляд на сатмарскую общину для неё – это взгляд извне, взгляд со стороны.

Это произведение – тут мы можем сказать и о книге, и о сериале – хоть и описывает многие традиции и демонстрирует аспекты жизни общины, является всё же индивидуальной историей одной конкретной женщины. Фокус не смещается с главной героини ни на секунду, не раскрыты истории хасидов в Вильямсбурге, ни героев, которых Эсти встречает в Берлине – это история одного человека о самопознании, самоидентификации и коммьюнити, к которому ты одновременно и принадлежишь, и нет.
Религиозные же люди здесь оказываются очень обобщаемыми, но тем не менее это можно расценивать как маленький шажок в сторону понимания закрытого коммьюнити, люди в котором так сильно отличаются от других.

Когда сериал начал набирать популярность в России, я всё чаще стала получать множество вопросов от моих нееврейских друзей, которые обычно звучали как «все показанные обычаи – правда??» или «люди действительно живут именно так, как показано?» и так далее. И, когда я в тысячный раз отвечала на подобный вопрос и рассказывала, кто такие сатмарские евреи, о которых, собственно, в сериале и идет речь, что в зависимости от течения и конкретной общины традиции и обычаи отличаются, порой и очень сильно, и не все евреи живут одинаково, я подумала, что нарастающий интерес к сериалу – это отличный повод для работы еврейского образователя с нееврейскими группами. Разумеется, в подобных ситуациях мы исходим из совершенно иных вводных данных и, скорее всего, нам понадобится сместить привычные нам аспекты, но это отличная возможность не дать образоваться новым стереотипам с одной стороны, и разрушить уже существующие – с другой. Сериал может стать отличным триггером для начала разговора, который мог бы и не случиться без такого повода.
Нередко мы берём нееврейские темы как триггеры, после которых идут обсуждения очень даже еврейских вопросов. здесь же, я думаю, возможен и обратный процесс – очень еврейская история, описанная в сериале, может послужить толчком для глубокого разговора о том, каково это быть чужим в своём коммьюнити, жить в окружении, которое не принимает тебя таким, какой ты есть, не только в плане религиозного аспекта жизни, но и всех других. думаю, такой разговор будет особенно важен для подростковой аудитории, но и не только

Рассказанная история так же затрагивает такие большие и важные темы, как положение женщин в религиозных общинах, сексуальное образование, особенно для девочек, да и доступа к образованию вообще. Примечательно, что сама Дебора Фельдман, еще до побега из общины, смогла поступить в колледж (Sarah Lawrence colleague), что отчасти, как она замечает в одном из своих интервью, стало толчком к её решению на жизненные изменения. Во многих подобных историях именно образование меняло жизнь главных героинь.

Отдельным поводом для исследования и размышлений становится реакция на сериал в разных общинах и странах: особенно примечательным, на мой взгляд, может стать изучение статей и мнений из Берлина, ведь этот город тоже становится героем истории. Однако стоит не забывать, что в разных странах существуют определенные призмы социального и культурного фона, через которые люди будут оценивать показываемые события. Так, например, в Израиле диалог между хасидским и светским мирами является острой темой, с которой многие граждане сталкиваются ежедневно.

Если вы хотите продолжить знакомиться с историей Деборы, то рекомендую прочитать её вторую книгу, вышедшую в 2014 году, «Исход: мемуары», где она рассказывает о своей жизни после переезда в Берлин.
А закончить хотелось бы цитатой г-жи Фельдман: «Я горжусь тем, что я еврейка, потому что я думаю, что отсюда мой неукротимый дух».