Автор – Клэр Дахан (Claire Dahan)

Перевод – Аня Фролова

Вечером в понедельник, во время церемонии Йом Хашоа в нашей общине произошел крупный инцидент. Как вы знаете, этот день — важный момент памяти, где мы воздаем должное жертвам и даем голос последним выжившим. Поскольку физические собрания в этот карантинный период невозможны, однако это никак не влияет на ценность дня и наш долг никогда не забывать о Холокосте, активисты нашей общины, включая Габриэля Абенсура, организовали виртуальную встречу через платформу Zoom в понедельник вечером.

Тем не менее, в тот вечер современные технологии показали нам свои ограничения и напомнили, что мы должны быть очень осторожными, когда мы позволяем им войти в наши дома. В разгар рассказа Мириам Гросс, в ходе которого она делилась сокровенным для нее опытом пережившего катастрофу, виртуальная конференция стала жертвой атаки хакеров. Детская порнография, демонстрирующая ужасающие акты насилия, вдруг появилась на наших экранах. Это были жестокие, грубые и шокирующие образы, запрещенные и осуждаемые законом.

Жалоба подана, и дело открыто, но участники этой Zoom-конференции, а также многие зрители, которые смотрели прямую трансляцию в социальных сетях, остаются в шоке. Вы можете легко представить себе психологические последствия, которые могут иметь такие изображения для интервьюируемого, участников, удаленных зрителей и организаторов мероприятия, даже если они видны через экран. Следует также отметить, что среди людей, которые видели эти изображения, были дети и подростки! Организатор мероприятия сразу же отреагировал на событие, создав возможности психологической поддержки, но, тем не менее, эти образы, конечно же, оставляют сильную психологическую травму. Они появились неожиданно, в совершенно неуместном контексте, так же как и любое «оффлайн»-нападение, например, на улице.

А травма всегда наносит психологический ущерб. Во-первых, как и в случае с психической травмой, атака была настолько неожиданной, настолько шокирующей, что мы не смогли быстро отреагировать и отключить встречу Zoom или даже просто наши экраны. Ошеломленные и потрясенные, мы были парализованы на несколько секунд — эти секунды казались бесконечными. Отвращение при виде насильственных образов сексуального характера, направленных на детей, вызывало рвотный рефлекс. Гнев от осознания сорванного мероприятия через изображения порнографического характера. Грусть и чувство осквернения события, глубоко связанного с нашей еврейской идентичностью. Чувство вины за то, что мы пошли на это мероприятие с нашими детьми, чувство, что мы привели их в неправильное место в неправильное время. Беспомощность от того, что не смогли предотвратить это. И ощущение того, что на нас напали в самом безопасном месте — в наших гостиных с нашими семьями.

Так что же нам делать? Перестать отмечать важные даты? Разве мы больше не можем наслаждаться преимуществами современных технологий, технологий, сделавших нынешнее заточение намного менее обременительным?

В то время, как всего месяц назад Zoom был инструментом, предназначенным для профессионалов, в условиях массового карантина этот инструмент стал настолько популярным, что даже наши дети имеют к нему легкий доступ. Платформа позволяет людям собираться удаленно, а ведь для нас крайне важно поддерживать связь в течение этого времени. Однако то, что произошло в прошлый понедельник, заставляет нас задуматься об использовании этих инструментов и обдумать риски, которым мы подвергаемся в результате их использования. Здесь несколько вопросов, которые я для себя выделила.

Во-первых, необходимо читать инструкции по использованию инструментов, так же, как бы вы читали инструкции для лекарств или потенциально опасных бытовых приборов. Помните, что пока эти инструменты позволяют нам создать другой способ коммуникации, они должны требовать большого внимания и бдительности. Зачастую нам не хватает контроля над всеми параметрами приложений, которые мы используем, но это необходимо, чтобы защитить себя.

Затем, когда мы сталкиваемся с атаками, виртуальными или реальными, нам необходимо научиться развивать эмоциональную устойчивость. Именно это и сделала Мириам Гросс в тот вечер в ответ на нападение. Когда организаторы смогли вмешаться, завершив и вновь возобновив сессию, она продолжила говорить, излагая свою историю с той же искренностью и посылом, что было и до этого. Позже, когда ее спросили о том, что она чувствовала, будучи прерванной этими изображениями, она ответила: «Антисемиты — негодяи. Давайте забудем о том, что видели, и пойдем дальше». Я нахожу это замечательным, что она отреагировала именно таким образом, и я не могу привести лучший пример того, что такое эмоциональная устойчивость. Вот что значит сказать: «Я не властен над тем, что произошло, но я властен над тем, что с этим сделать. Это событие не будет править мной, потому что я решил, что хочу продолжать делать то, что имеет для меня смысл, защищать свои ценности и передавать свое послание». Это то, что я чувствую всякий раз, когда слушаю выживших, эту замечательную способность вставать и громко кричать, что они сделали выбор продолжать жить.

И, наконец, помните, что эмоциональная устойчивость не может быть врожденной, её можно выработать в себе.

Чувствовать сильные эмоции после просмотра этих изображений — это нормально, не переставать видеть их сотню раз в наших головах — тоже нормально. Тот факт, что эти изображения «на экране», не делает их менее агрессивными и травмирующими. Они имеют такой же эффект, как любой акт агрессии, и больно бьют нас, будто тяжелый предмет попал нам в голову. Может даже случиться так, что мы испытываем это физически, чувствуя чувство тяжести и дискомфорта, потому что наши эмоции ощущаются в первую очередь в теле. Иногда будет возможно справиться с этим самостоятельно и двигаться дальше, но это также может остаться травмирующим опытом, возвращающим нас к другим травмирующим и / или болезненным переживаниям. Обратиться за помощью или поговорить с любимым человеком или профессионалом может помочь снять эмоциональное бремя, которое обрушилось на нас и беспокоит наш разум.

Быть сильным не значит восстанавливаться автоматически и немедленно, но значит, что вы должны уделить время определению своих эмоций и постараться выразить их словами. Я верю, что врожденной устойчивости нет, но все неприятные события в нашей жизни, независимо от того, серьезны они или нет, позволяют нам постоянно укреплять себя. То, что произошло в прошлый понедельник только вдохновляет нас быть сильнее — Мириам Гросс продолжила свой рассказ, не сдаваясь, а организаторы в течение нескольких часов предоставили возможности психологической поддержки, а видео можно было отредактировать, чтобы исключить насильственный контент.

В конце концов, мы решили, что, что не убивает нас, делает нас сильнее. Я надеюсь, что каждый сможет найти свой вектор и продолжить отмечать важные даты, даже на расстоянии. Хорошего всем карантина!