Автор: Ольга Эльшанская

Сразу скажу, что для меня, озвученные в статье вопросы, остаются риторическим. Для того, чтобы попробовать разобраться в нем вместе со мной, я приглашаю вас заглянуть в закулисье подготовки еврейского семинара.

В конце 2019 года в городе Тракай, в Литве прошел образовательный семинар Moishe House под кодовым названием “За что Хала на вино обиделась”.
Тема была выбрана не случайно: все семинары Moishe House носят не только образовательный, но и практический характер. То есть, основная идея семинара – это не просто дать знания, но и научить их применять в своих общинах и образовательных проектах. Именно в этом контексте разговор о сути и важности трапезы в еврейской традиции показался нам очень актуальным, ведь так или иначе, каждый еврейский преподаватель повсеместно сталкивается с необходимостью принимать участие и проводить различные церемонии, связанные с едой.
По поводу приглашенного преподавателя вопросов не возникало, мы пригласили машгиаха, ребецен консервативной общины, то есть человека, ориентирующегося в законах и обычаях еврейской кухни “с закрытыми глазами”.

Процесс подготовки был крайне интересным, тема обширная, идеи для сессий самые разнообразные. Вместе с этим появились и неожиданные вопросы. Так, например, в один из дней я нашла себя, сидящий в кабинете  раввина, перед ним и его супругой, пытаясь объяснить, что основная наша целевая аудитория светская, поэтому от сессий мы больше ждем “традиционного, а не религиозного подхода”. “Но ты же понимаешь, что между этими двумя понятиями нет разницы?” – ответил мне раввин.
И в этот момент я осознала, что мы смотрим на этот вопрос с совершенно разных позиций. С точки зрения религиозного человека традиция и религия неразрывно связаны между собой, а с точки зрения светского человека? Получается, что нет? С этими вопросами я вышла со встречи.
Как и следовало ожидать, уже на первой же сессии, которая была посвящена тому, что такое еврейская трапеза, этот вопрос вернулся на повестку.

С точки зрения религиозного человека, в еврейской трапезе присутствует Б-г. Это легко подтверждается молитвами, которые читаются перед едой и после её завершения, законами, по которым отбираются продукты и готовятся блюда, историей возникновения обрядов и церемонии трапезы. Однако для светских участников, сидевших в кругу на той сессии, осознание этого ставило под сомнение легитимность деятельности многих из них, а также – право быть частью еврейской трапезы, не являясь религиозным человеком. Очевидно, что в этом вопросе не существует правильной или не правильной позиции. Также очевидно, что этот вопрос порождает множество других, связанных с тем, как вести диалог с различными аудиториями, как рассказывать о еврейских традициях и, что лично для меня звучит наиболее актуальным: имеем ли мы этическое право, например, читать молитвы на халу, вино или перед зажиганием ханукальных свечей, не веря в суть их слов.  Не является ли это лукавством и лицемерием.

Как часто мы рассказываем о библейских событиях и персонажах, не до конца веря в реальность их существования?

О связи между религиозным и научными подходами написано множество работ еврейских мыслителей. Так, например, Рав Авраам Исаак Кук пишет о, своего рода, компромиссе между теорией эволюции и каббалистическим учением:

“Сегодня теория эволюции все больше завоевывает мир, и более чем все другие философские теории, она вписывается в тайны каббалистического учения мира. Эволюция, идущая по пути подъема, обеспечивает оптимистическую основу для мира. Как можно отчаиваться в то время, когда мы видим, что все развивается и поднимается? Когда же мы вникаем во внутренний смысл восходящей эволюции, мы находим в ней божественный элемент, сияющий абсолютным блеском. Именно Бесконечность в действительности способна воплотиться в бесконечность потенциала”.

Орот Хакодеш 2:537

И хотя эти слова иллюстрируют отсутствие противоречия между религиозным и научными подходами, они произнесены религиозным человеком, а светскому – могут показаться не убедительными.

Должны ли мы, будучи еврейскими педагогами, балансировать между разными подходами?

Размышляя об этом, важно помнить о том в образовательном процессе всегда задействованы несколько сторон. Если мы говорим о преподавании детям, это преподаватель, сами ученики и их семьи. В большинстве случаев мы готовим занятие не для абстрактных, а для конкретных учеников, осознавая их потребности и интересы. Выбирая темы и составляя программы, очень важно не только помнить о том, кто будет сидеть перед нами на занятии, но и оставаться честным перед самим собой. Знакомить с альтернативными мыслями и оставлять возможность ученикам формировать свое собственное мнение на основе полученной информации.

В Швеции существует Пайдейя –  Европейский Институт Еврейского Образования, на базе которого ежегодно молодые люди со всей Европы исследуют и изучают иудаизм. Кроме постоянных образовательных программ, Пайдейя периодически выпускает методические материалы, как, например, карточки “Парадигма”, дающие возможность “прикоснуться” к еврейской мысли разных времен и культур.
В процессе учебы и создания этих материалов, студенты и преподаватели Пайдейи ищут ответ на несколько вопросов.

  1. Что в иудаизме, еврейской традиции и фундаментальной мысли вам близко/ вы бы хотели сохранить?
  2. Что в иудаизме, еврейской традиции и фундаментальной мысли вам не близко/ от чего вы готовы отказаться?
  3. Во диалоге с другими культурами что еврейская традиция может дать и что взять?

На мой взгляд, эти вопросы приглашают еврейскую традицию к диалогу, а само их существование значительно ценнее  и важнее, чем все потенциальные ответы на них.